Закон умер — да здравствует закон?

1 января 2013 года у бухгалтеров России наступает новая жизнь — по правилам нового закона о бухгалтерском учете. Наступает не внезапно — федеральный закон № 402-ФЗ подписан 6 декабря 2011 года. Вроде бы у бухгалтеров была возможность ознакомиться с новыми требованиями, вводимыми указанным законом, подготовиться к исполнению новых правил, как-то “свыкнуться” с необходимостью грядущих изменений. Какие-то “новшества” сразу бросались в глаза (например, необходимость ведения бухучета упрощенцами, наличие требований к бухгалтеру, исчезновение упоминания об унифицированных формах первичных документов), какие-то были “с ходу” незаметны, в частности, потому что не сильно разнились с положениями предыдущего закона о бухучете. И вот почти через год после подписания закона 402-ФЗ “вскрываются”, что называется, “новые подробности”.

Все мы помним, что одним из основных изменений (с точки зрения практики бухучета) является отмена необходимости применения унифицированных форм первичных документов. Причем сами унифицированные формы пока никто не отменял. В пока еще действующем законе о бухучете говорится, что первичные учетные документы принимаются к учету в одном из двух случаев:

— если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации,

либо

— если они содержат указанные обязательные реквизиты (для тех операций, по которым не предусмотрены унифицированные формы).

В новом же законе упоминание об унифицированных формах первичных документов напрочь отсутствует, но указаны обязательные реквизиты первичного учетного документа. При этом перечень обязательных реквизитов почти “под копирку” списан с предыдущего закона и в него входят:

1) наименование документа (полностью аналогично предыдущему закону);

2) дата составления документа (полностью аналогично предыдущему закону);

3) наименование экономического субъекта, составившего документ (в предыдущем законе вместо понятия “экономический субъект” использовалось понятие “организация”, а вместо слова “составившего” — словосочетание “от имени которого составлен”);

4) содержание факта хозяйственной жизни (в старом законе употребляется понятие “хозяйственная операция”, которому в самом законе не дано определение, в новом же законе введено понятие “факт хозяйственной жизни”, которое определяется как “сделка, событие, операция, которые оказывают или способны оказать влияние на финансовое положение экономического субъекта, финансовый результат его деятельности и (или) движение денежных средств”, по сути, то же, только подробнее описано);

5) величина натурального и (или) денежного измерения факта хозяйственной жизни с указанием единиц измерения (в старом законе — “измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении”; суть не изменилась);

6) наименование должности лица (лиц), совершившего (совершивших) сделку, операцию и ответственного (ответственных) за правильность ее оформления, либо наименование должности лица (лиц), ответственного (ответственных) за правильность оформления свершившегося события (в старом законе — “наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления”; суть не изменилась);

7) подписи лиц, предусмотренных пунктом 6, с указанием их фамилий и инициалов либо иных реквизитов, необходимых для идентификации этих лиц (в старом законе — “личные подписи указанных лиц”; изменения, как и в трех предыдущих пунктах, из разряда “подробно для тех, кто в танке”).

Можно сказать, что ничего нового в требованиях к обязательным реквизитам первичных учетных документов не появилось. Если бы не одно НО. В старом законе речь об обязательных реквизитах идет в тех случаях, когда нет соответствующей унифицированной формы. В новом же законе — это требование ко всем первичным документам.

Многие авторы публикаций на тему нового закона отмечают отмену унифицированных форм как положительный момент. Но думаю, практики со мной согласятся, отмена единых форм первичных документов — не такое уж благо для организаций. Да, теперь мы сами, организации (руководители организаций с подачи бухгалтеров), не просто можем, но и обязаны самостоятельно разработать и утвердить формы используемых первичных документов. С учетом собственных представлений о правильности используемых документов.

Но какие факты хозяйственной жизни будут подтверждать разработанные нами первичные документы? Это либо реализация, либо внутрихозяйственные операции (ввод в эксплуатацию основных средств и НМА, начисление амортизации, отпуск в производство и списание материалов, начисление заработной платы, распределение накладных расходов и пр.). При ведении бухгалтерского учета правильность оформления первичных документов не так важны: главное, чтобы из документа был понятен смысл операции. Более “чувствительным” к правильности оформления первичных документов является учет налоговый: любой расход при определении налоговой базы должен быть подтвержден документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Если документы, подтверждающие факт реализации оформлены неверно, суммы, поступившие от покупателей на расчетный счет или в кассу организации, все равно будут включены налоговыми органами в состав доходов. А вот затраты будут учтены в качестве расходов, уменьшающих налоговую базу, только в том случае, если их документальное подтверждение соответствует требованиям законодательства. Большинство же затрат документально оформляются не нами, а нашими контрагентами — поставщиками и подрядчиками. И формы этих документов будут разработаны и утверждены не нашей учетной политикой. И совсем не факт, что документы поставщиков/подрядчиков будут соответствовать нашим представлениям о правильности их оформления.

И вот в подтверждение своих опасений получаю в рассылке публикацию с заглавием “С 1 января ТОРГ-12 и ОС-1 перестанут отвечать требованиям закона о бухучете” (см. www.intalev.ru/agregator/press/id_131862/). В указанной статье (которая, кстати, на сегодняшний день “исчезла” с сайта Клерк.Ру, остались только комментарии к ней), в частности, приводится высказывание Лапиной О.Г. (весьма уважаемого и знающего специалиста) о том, что ни одна “старая” (унифицированная) форма не соответствует требованиям нового закона. В качестве примера приводится тот факт, что в унифицированных формах не указывается наименование стороны, составившей документ, и отсутствует описание сделки.

Неожиданное вИдение, не правда ли? Неожиданное, но правильное — в унифицированных формах первичных документов, действительно, нет указанных реквизитов, только о необходимости их наличия никто не задумывался, потому что пока еще действующий закон о бухучете гласит, что либо унифицированные формы, либо обязательные реквизиты.

Дальше еще интереснее. Допустим, разработаем мы “правильные” формы документов. Но мало кто в современном мире учет ведет не в специализированной программе. Сейчас многие унифицированные формы формируются внутри бухгалтерской программы путем нажатия кнопки “Печать”. А что будет формироваться с 2013 года? Возможны, как минимум, два варианта поведения разработчиков. Первый вариант: разработать новые первичные документы, учитывающие требования нового закона, и предложить их всем пользователям программы. В этом случае пользователям останется только утвердить предложенные разработчиками формы в своей учетной политике. Вариант второй: разработчики ничего не делают, по умолчанию оставляют в качестве документов унифицированные формы, а при желании пользователей — разрабатывают новые документы по формам пользователей за отдельные деньги. Даже при хорошем раскладе — первом варианте развития событий — пользователи рискуют попасть на дополнительные расходы: ведь нет гарантий, что предложенные разработчиками формы документов будут соответствовать представлениям  конкретного главного бухгалтера о правильности документа.

Не исключено, что означенные проблемы — только “верхушка айсберга” проблем, которые встанут перед налогоплательщиками с вступлением в силу нового закона. Странно, что люди, разработавшие новый закон, не увидели новых проблем и не продумали пути их решения. Или увидели? Может, это такой способ пополнения бюджета и борьбы с безработицей? А что, все при деле: законодатели — обсуждали и разрабатывали (причем долго и мучительно), эксперты и консультанты — будут теперь рассказывать, что делать и как, налоговые органы — проверять и доначислять (не факт, что не будет “перегибов” с лояльностью к самостоятельно разработанным первичным документам), программисты — разрабатывать новые документы и перерабатывать уже разработанные, чиновники — вносить инициативы по изменениям и дополнениям (наверняка, проблемы будут продолжать “вскрываться”), и снова — законодатели обсуждать и разрабатывать, и так по кругу.

А как хотелось бы: прочитал закон, а там четкие правила и требования, допускающие только однозначные толкования. Но, наверное, так не бывает…

 

Читайте также:

Пояснения Минфина к новому Закону о бухгалтерском учете

Много шума из ничего, или Так ли уж страшен бухучет для “упрощенцев”?

“Обоснованные” расходы Пенсионного фонда

Творческий подход в бухгалтерском учете

Долой квартальную бухгалтерскую отчетность!?!

Бухгалтерские регистры. Историческое развитие понятия

Внутренний контроль экономического субъекта. Эссе на заданную тему с далеко идущими выводами и следствиями

2 комментария to “Закон умер — да здравствует закон?”

  • Елена:

    Спасибо за статью! Сама искала тот материал на Клерке и не смогла найти повторно. Вы все отлично проанализировали. Только вопрос «что делать» так и висит воздухе, и это очень печально

    • Спасибо за комментарий. Вы правы, из двух извечно русских вопросов — «кто виноват?» и «что делать?» более актуален второй. Только, боюсь, найти ответ на него не помогут те, «кто виноват», и выплывать придется опять самим бухгалтерам. Желаю успехов!

Leave a Reply

Advertisement
Рубрики
Страницы
Архивы
Счетчики
Яндекс.Метрика